Здесь можно поделиться...

Посвящается 100-летию со дня рождения С.А. Сбитнева, выдающегося педагога, ученого, Заслуженного работника культуры РСФСР, основателя факультета информационных и библиотечных технологий и кафедры технологии автоматизированной обработки информации Кемеровского государственного института культуры.

20 января 2018 г.

Герой профессионального фольклора

А. В. Соколов, доктор пед. наук, профессор (Санкт-Петербург) 

Стас Андреевич Сбитнев не любил писать трактаты, он предпочитал живую устную речь. Запомнился его рассказ о том, как он чуть-чуть не побывал в Париже. Дело было в конце мая 1945 года, война закончилась, но государственных границ еще не было, и можно было путешествовать по Европе без всяких виз. Рота Сбитнева стояла вблизи Эльбы, и как-то его друзья, воодушевленные великой Победой решили: махнем в Париж! Под рукой был испытанный в боях «виллис», до столицы Франции каких-то 500 км, почему бы не погулять по Елисейским полям! Идея соблазнительная, но Стас (вот ведь черта характера) соблазну не поддался. Он вспомнил, что недавно вступил в ВКП(б), и счел для себя невозможным этот «пиратский» рейд. А ребята побывали в Париже и благополучно вернулись назад. Рассказывая этот эпизод, Стас добавлял не без вздоха: «Спасибо родной коммунистической партии!»



Я не знаю, каким образом заслуженный боец Сбитнев попал в сугубо, казалось бы, мирное лоно информации. Но в 1960-е годы, когда мы с ним встретились на каком-то форуме в Москве, лоно информации было вовсе не мирной обителью. В 1961,1963,1964, 1966 годах вышли постановления Совета министров СССР, посвященные формированию государственной системы научно-технической информации, развернулись теоретические изыскания в среде информационной науки, появились брошюры, посвященные обмену опытом информационной работы и статьи математических логиков о дескрипгорных поисковых системах. Короче говоря, именно Информация оказалась на переднем крае советской науки, техники и производства. Стас Сбитнев с присущей ему энергией и здравым смыслом ввязался в информационную эпопею.
Будучи человеком практичным и многоопытным, он относился к теоретико-множественным критериям информационного поиска под многозначительным названием «пусто-непусто» так же, как Илья Муромец к Соловью-Разбойнику, в смысле:
Еду-еду, не свищу,
А как наеду - не спущу.
И наехал Стас Андреевич на счетно-информационные машины, которые использовались в бухгалтериях крупных заводов. Он сообразил, что вместо суммы зарплаты на 80-колонных машинных перфокартах можно записывать индексы УДК, а сортировальную машину приспособить для поиска перфокарт с нужным индексом. В результате появилась механизированная информационно-поисковая система, которая была рекомендована в качестве типовой для территориальных центров научно-технической информации нашей страны. С тех пор имя Сбитнева сделалось для меня значимым и окруженным ореолом механизатора-практика.
В 1970-е годы до Ленинграда стали доходить слухи о том, что в Кемеровском институте культуры создана кафедра научно-технической информации, которую возглавляет небезызвестный всей стране Стас Андреевич Сбитнев. Через некоторое время Стас Андреевич собственной персоной появился на нашей кафедре информатики. Тут уж я рассмотрел его поближе. Богатырский рост, косая сажень в плечах, непринужденный речевой поток с блестками народного юмора и затаенными командирскими нотками - невозможно было не поддаться его обаянию. Тем более, что приехал он не с пустыми руками, а с предложением о творческом сотрудничестве между кафедрами. Стас мыслил государственно: он понимал, что кемеровский институт не станет полноценным вузом без педагогических кадров. А где их взять в Сибири? Вот и поехал Сбитнев в Москву да в Ленинград с лучшими своими учениками: возьмите на стажировку, примите в аспирантуру, зачислите соискателями!
Не успели оглянуться, и у нас и в Московском институте культуры образовались сибирские землячества - сбитневская научная молодая гвардия. Мне не известны секреты, благодаря которым достигалась сплоченность, целеустремленность, дружеская солидарность этой гвардии. Впрочем, наверное, и секретов никаких не было. Была, с одной стороны, отцовская требовательность и заботливость Стаса Андреевича, если надо - защита, если надо - и поругать мог; а с другой стороны, ответственность и трудолюбие, увлеченность, конечно, талант и большая любовь к «папе Стасу».
«Папа Стас» хорошо разбирался в людях. Каждый из его учеников - замечательная индивидуальность, своеобразно проявляющая свой творческий потенциал. Я очень дорожу и горжусь более чем двадцатилетней дружбой с Виктором Арнаутовым, Натальей Гендиной, Галиной Гордукаловой, Владимиром Грачевым - первым «ленинградским» отрядом сбитневской армии. Добрую память оставили о себе Ольга Морева, Эвелина Вуль (Кузьмина), более молодое поколение ученых кемеровско-петербургской формации. С.А. Сбитнев наложил неизгладимый отпечаток своей богатырской личности на судьбы этих людей и на судьбы многих других еще, которых перечислять не берусь.
Несколько раз мне пришлось побывать в «сбитневском» институте, на его кафедре и в лекционных аудиториях. Мне показалось, что кафедра эта не просто учебное подразделение, а коммуникационный центр всего института, через который осуществляются внешние и внутренние контакты между кафедрами, с другими вузами, с министерствами. Особое внимание уделялось практической направленности образования, чтобы из кафедральных кабинетов выходили не абстрактно мыслящие интеллектуалы, а функционеры-практики, технологи-организаторы, готовые немедленно вписаться в реальные библиотечно-информационные процессы. (Честно говоря, мне подобный практицизм не кажется уделом высшей школы, но Сбитневу были лучше известны кадровые потребности региона.) Еще нельзя было не заметить четкий, можно сказать, военно-морской порядок на кафедре: каждый преподаватель и каждый студент «знали свой маневр». Думаю, что гнилая интеллигентская демократия была Стасу чужда и непонятна. Возможно, он был прав. 
Я не помню, чтобы Стас Андреевич надевал боевые ордена и медали на свою богатырскую грудь. Пренебрегал он и учеными степенями, хотя мог бы легко защитить не только кандидатскую, но и докторскую диссертацию. Почему? Да по той причине, что Илье Муромцу ни к чему ваковские дипломы. Стас Андреевич Сбитнев - это человек фольклорный, теперь уж таких нет в библиотечно-информационной сфере. О нем можно было бы сложить былины, исторические песни, саги, приключенческие повести. Надо думать, что в  будущем появится нечто подобное. Пока же выходит в свет сборник воспоминаний об этом легендарном персонаже минувшего столетия, подготовленный верными учениками С.А. Сбитнева. В добрый путь, ребята!


Стас Андреевич Сбитнев: Жизнь, отданная людям. Хроника.  Воспоминания. Исследования.-

Кемерово: Кемеровс, гос. акад. культуры и искусств, 2003. - С. 105-108.

Комментариев нет:

Отправить комментарий