Здесь можно поделиться...

Посвящается 100-летию со дня рождения С.А. Сбитнева, выдающегося педагога, ученого, Заслуженного работника культуры РСФСР, основателя факультета информационных и библиотечных технологий и кафедры технологии автоматизированной обработки информации Кемеровского государственного института культуры.

20 января 2018 г.

Памяти друга

Д.Я. Коготков, профессор (Москва)

Уход из жизни Стаса Андреевича Сбитнева - большая потеря не только для Кемеровской государственной академии культуры и искусств, но и для всей библиотечной общественности страны, которой он был хорошо знаком как неутомимый труженик, инициатор и проводник идей автоматизации библиотечных процессов, воспитатель молодых специалистов и научных работников. Для меня лично - это ещё и потеря друга, с которым я был связан почти полвека.
Первая встреча произошла в 1954 году, когда он, будучи студентом-заочником, приехал на зачётно-экзаменационную сессию в Московский государственный библиотечный институт, где я занимал должность сначала заведующего учебной частью, а потом заместителя декана библиотечного факультета заочного отделения. Работал он в те годы директором библиотеки Кемеровского горного института, имея за плечами службу в рядах Советской Армии в годы Великой Отечественной войны, немалый трудовой стаж и жизненный опыт. 

Он был включён в группу заочников, которую уже на II курсе немногочисленные сотрудники заочного отделения и преподаватели специальных дисциплин называли гвардейской. Это была действительно гвардейская группа по своей инициативности, активности и хорошей успеваемости. Большинство её составляли мужчины (в том числе, как и Стас Андреевич, участники Великой Отечественной войны). Стас Андреевич был общепризнанным неформальным лидером группы, выделялся самобытностью и оригинальностью мышления. Он с известной долей критичности относился к некоторым положениям библиотечной науки того времени, к отдельным устоявшимся постулатам в библиотечной теории и практике. Вспоминается, например, его ироническое замечание на одну из лекций преподавателя по курсу «Работа с читателями», который, говоря об устных формах пропаганды литературы, советовал работникам сельских библиотек приходить в поле к механизаторам и во время обеденного перерыва или остановки по каким-либо причинам сельхозмашин проводить для них громкие чтения.
Мне запомнился также оригинальный ответ Стаса Андреевича на государственном экзамене по русской литературе (в те времена был такой) на вопрос по билету о романе Л.Н. Толстого «Анна Каренина». Вопреки существовавшему мнению о муже Анны как о бездушном чиновнике, Стас Андреевич стал его защищать, осуждая при этом героиню романа. Это вызвало оживление в комиссии и своеобразную дискуссию. Ему, конечно, поставили отличную оценку, отметив неординарность суждения.
Присущее ему качество самобытного, критического отношения к жизни и, в частности, к сложившейся библиотечной практике Стас Андреевич пронёс сквозь всю свою жизнь.
Наши дружеские отношения сложились несколько позднее, когда Стас Андреевич перешёл работать в Центральное бюро технической информации (ЦБТИ) Кузбасского совнархоза, в структуре которого была создана научно-техническая библиотека. Отвечая за организацию информационного обслуживания специалистов промышленности региона, Стас Андреевич пытался внедрить средства механизации, которые облегчали бы поиск нужной библиографической информации во все возрастающих потоках документов. Вскоре им была создана первая в нашей стране механизированная информационно- поисковая система (ИПС) с использованием комплекса счетно-перфорационных машин. Носителем информации в ней была перфорированная карта «Главмехсчёта». Сегодня не всем будет понятна оригинальность и новизна этой ИПС, если не знать, что упомянутая машинная перфокарта, применявшаяся в то время в учреждениях бывшего ЦСУ исключительно для подсчёта различных цифровых показателей, довольно продолжительное время служила средством ввода информации на магнитную ленту больших ЭВМ (типа «Минск- 22»). Именно с использования перфокарт, сначала ручных, а затем и машинных, началась механизация, а затем и автоматизация библиографических процессов.
Никогда не забуду, какое большое впечатление произвело выступление Стаса Андреевича перед бывшими его учителями - преподавателями специальных дисциплин в нашем институте. По его просьбе через заведующих кафедрами я пригласил всех желающих посмотреть документальный узкоплёночный фильм о функционировании созданной им системы. В те годы вопросы механизации и автоматизации библиографического поиска ещё не отражались ни в одной вузовской программе и, соответственно, в учебниках и учебных пособиях.
Сюжет фильма был прост. К библиографу по телефону поступает тематический запрос, который он фиксирует на бумаге и содержание которого переводит на информационно-поисковый язык системы (в данном случае УДК). Вместо поиска документов по традиционным каталогам, картотекам и библиографическим указателям он берёт стопку перфокарт и... роняет их на пол. При этом за кадром звучат слова, что ничего страшного не произошло: эти карты не нужно, как библиографические карточки, подбирать заново по индексам УДК - достаточно их сложить так, чтобы совпал вырез в одном из углов перфокарты. Затем библиограф вставил стопку перфокарт в приёмное устройство, набрал соответствующий индекс УДК на специальной приставке, включил сортировальную машину. Перфокарты с набранным индексом выпали в нужное отделение.
Спустя несколько лет, когда Стасу Андреевичу удалось создать более совершенную ИПС, он попросил, чтобы я не демонстрировал подаренный кинофильм перед студентами. Оценив весьма критически первый опыт, он сравнил его с употреблением молотка при разбивании яйца во время завтрака (поскольку поиск по УДК столь же успешно можно было провести и с помощью традиционных каталогов и картотек). Однако в те годы демонстрация такой ИПС произвела на всех присутствующих большое впечатление, и мне было вдвойне приятно, что её создателем являлся выпускник заочного отделения, ставший мне близким другом.
Огромный потенциал Стаса Андреевича как организатора и руководителя научных исследований прикладного характера проявился после перехода всех ЦБТИ в ведение Объединения по руководству научно-технической информацией и пропагандой в РСФСР при Государственном комитете по науке и технике СССР. Продолжая совершенствовать информационное обслуживание специалистов народного хозяйства, Стас Андреевич создаёт механизированную ИПС «Квантор», которая демонстрировалась на ВДНХ, была признана одной из лучших и рекомендована к внедрению в других территориальных ЦНТИ.
Кроме автоматизации библиографических процессов в эти годы Стас Андреевич уделяет большое внимание оптимизации информационных ресурсов, в частности библиотечных фондов. Впервые им была создана система взаимного обмена между ЦНТИ информационными материалами о передовом производственном опыте. Каждый ЦНТИ должен был издавать эти материалы на машинной перфокарте, кратко излагая содержание передового опыта и сопровождая текст в нужных случаях схемой, рисунком или фотографией изделия. Затем эти перфокарты рассылались в другие ЦНТИ, пополняя их справочно-информационные фонды. Вскоре примеру центров РСФСР последовали такие же центры и даже институты информации других союзных республик.
В один из своих приездов в Москву при встрече с доцентом МГИК В.А. Николаевым, специалистом по краеведению, Стас Андреевич в моём присутствии стал критиковать краеведов, которые не обращают внимания на информационные материалы о передовом производственном опыте. С присущими ему логикой и напористостью он убедил своего оппонента в необходимости включения этих материалов в состав краеведческих фондов региональных библиотек.
Другим направлением исследований С.А. Сбитнева явилось определение оптимальных сроков хранения документов в фонде библиотеки. Его инициатива по исследованию использования фонда ЦНТБ Кемеровского ЦНТИ нашла поддержку в Объединении по руководству научно-технической информации и пропаганды в РСФСР, эта проблема была включена в координационный план научных исследований. Головными организациями стали ГПНТБ СССР и Ивановский ЦНТИ, а соисполнителями - 12 ЦНТБ Российской Федерации. Это была первая масштабная НИР, положившая начало научным исследованиям, проводимым ГПНТБ, и моё первое участие в организации данного исследования в качестве ответственною исполнителя от головной организации. И я весьма благодарен Стасу Андреевичу, т.к. его идеи и способы обработки полученных данных на счётно-перфорационных машинах использовались для анализа и подведения итогов.
К сожалению, жанр настоящей статьи не позволяет полностью раскрыть вклад С.А. Сбитнева в теорию и практику библиотечной и научно-информационной деятельности. Достаточно сказать, что благодаря именно его разработкам Кемеровский ЦНТИ многие годы был одним из базовых центров по внедрению механизации и автоматизации в библиотеках, по изучению информационных потребностей специалистов региона. По инициативе и под руководством Стаса Андреевича разрабатывался ряд дескрипторных словарей по отраслям, представленным в Кузбасском регионе (горному делу, химической промышленности и др.).
Щедро делясь опытом и результатами НИР, Стас Андреевич выступал с докладами и сообщениями на различных конференциях и совещаниях, выезжал во многие регионы для оказания помощи ЦНТИ не только Российской Федерации, но и других республик СССР.
Вспоминается одна из проверок деятельности Кемеровского ЦНТИ. Члены комиссии обнаружили, что библиографы ЦНТБ в ответ на тематические запросы потребителей выдают (высылают) не машинописные списки литературы, как было принято, а отснятые на ЭРЕ копии разноформатных карточек вместе с малостраничными первичными документами. От моего мнения как от члена комиссии - представителя ГПНТБ СССР зависела оценка этого новшества. Комиссия согласилась с моей положительной оценкой и записала это в акте обследования как положительный опыт, достойный распространения в других библиотеках.
Столь же плодотворной оказалась деятельность Стаса Андреевича по подготовке библиотечных кадров. Наверное, далеко не все сотрудники, а тем более выпускники и нынешние студенты знают, что инициатива открытия в Кемерове института культуры также связана с именем Стаса Андреевича Сбитнева. В один из очередных приездов в Москву (а он тогда часто бывал в командировках) мы зашли с ним к М.М. Меркуловой, бывшей в те годы проректором нашего института по заочному образованию и хорошо помнившей его как выпускника заочного отделения. Стас Андреевич рассказал о своих успехах и начинаниях и по ходу разговора выразил сожаление об отсутствии достаточного количества работников библиотек с высшим образованием. М.М. Меркулова тут же предложила Стасу Андреевичу, чтобы он помог в организации специальных групп, в которых могли бы обучаться сотрудники городских библиотек без отрыва от работы.
Это предложение было принято, и вскоре Стас Андреевич, не будучи официальным представителем института, организовал проведение вступительных экзаменов и последующий учебный процесс в этих группах. Преподавание общенаучных дисциплин осуществлялось учёными Кемеровского государственного пединститута, специальных дисциплин - представителями Московского государственного института культуры. Этот опыт и послужил толчком к созданию Кемеровского государственного института культуры, куда вскоре и был приглашён на работу Стас Андреевич. Имея богатейший опыт и научный потенциал, с присущей ему энергией, влюблённостью в библиотечную профессию, Стас Андреевич получил возможность реализовать идею подготовки библиотекарей-технологов на базе автоматизации библиотечных процессов.
Вспоминается ещё одна встреча Стаса Андреевича с начальником управления библиотек Министерства культуры СССР В.В. Серовым, который до этого не раз слышал от меня о «сибирском возмутителе спокойствия» и его делах. На сей раз Стас Андреевич лично поделился с В.В. Серовым мыслями о перспективах подготовки в Кемеровском институте библиотекарей-технологов. Его собеседник с большим недоверием отнёсся к таким планам. Более того, считал, что такие специалисты в библиотеках не нужны, ибо вся технология, по его мнению, сводится к знанию методики описания и классификации и литературы и методики её пропаганды. Замечу кстати, что разговор этот происходил в то время, когда сам термин «библиотечная технология» в литературе ещё не встречался и все библиотечные процессы и операции рассматривались в методическом аспекте.
Проблемы подготовки библиотекарей-технологов Стасу Андреевичу приходилось решать, как говорят, на ходу, при организации учебного процесса на библиотечном факультете. Он собрал вокруг себя единомышленников, создал кафедру, которая вскоре, ещё не имея преподавателей с учёными степенями, стала показательной по оснащению учебного процесса техническими средствами, приобретёнными на заработанные кафедрой деньги, не обременяя этими заботами руководство института. Ему удалось образовать несколько лабораторий по обучению студентов навыкам работы с той аппаратурой, которая используется в библиотеках. По распоряжению Министерства культуры РФ на базе Кемеровского института стали организовываться научно-практические конференции, куда приглашались заведующие кафедрами и преподаватели других вузов культуры.
Одна из главных задач, на решение которой С.А. Сбитнев нацелил усилия и свой богатый научный потенциал, - подготовка собственных учёных из лучших выпускников. Он широко использовал такие возможности, как направление в аспирантуру и на стажировку в Московский и Ленинградский институты культуры. Все поступавшиев аспирантуру приезжали не только с рекомендованной Стасом Андреевичем темой, но и с определённым заделом в изучении работы библиотек Сибири. При этом они не оставались без надзора со стороны своего опекуна. Поэтому имеются все основания говорить о его собственной научной школе, отличающейся тесной связью теории с практикой и нуждами библиотек.
За относительно короткий срок учёную степень кандидата педагогических наук получили более 10 человек, а трое - Н.И. Гендина, Г.Ф. Гордукалова, И.С. Пилко - блестяще завершили идею Стаса Андреевича, защитив диссертации именно по проблемам технологии библиотечных процессов. Большинство из защитившихся остались работать в своей альма-матер, но кое-кто пополнил ряды учёных других вузов, в том числе Московского и Санкт-Петербургского университетов культуры и искусств.
И ещё мне хотелось бы отметить одну особенность Стаса Андреевича как организатора учебного процесса и преподавателя. С первых же лет обучения студенты группы, для которой возглавляемая им кафедра являлась выпускающей, вместо государственных экзаменов по специальности (библиотековедению и библиографии) выполняли дипломные работы. Их успешной защите во многом способствовали хорошая организация учебного процесса, обучение на первом же курсе методам научных исследований, строгий контроль за выполнением промежуточных этапов и, конечно, профессиональное руководство со стороны кафедры. Кроме того, студенты привлекались к выполнению научно-исследовательских хоздоговорных работ, которые кафедра вела не только с учреждениями Кузбасса, но даже с Государственной библиотекой СССР им. В.И. Ленина, и тем самым накапливали ценный материал для своих будущих дипломных работ. Мне довелось знакомиться с содержанием этих работ, принимать участие в их оценке при защите на правах председателя Государственной экзаменационной комиссии. Как правило, все они содержали профессионально грамотный анализ литературы по теме исследования и в обязательном порядке выполненную самими студентами экспериментальную часть, нередко сопровождающуюся показом фрагментов в компьютерном классе. Вполне естественно, что выпускаемые кафедрой специалисты удачно сочетают глубокие знания библиотечных процессов с умением использовать технические средства в работе с потоками различной информации.
Насколько мне известно, в последние годы Стас Андреевич уделял большое внимание созданию региональной автоматизированной библиотечной сети, взаимодействующей с другими сетями, включая международные. Уверен, что созданный им коллектив продолжит его дела и начинания как в подготовке кадров, так и в совершенствовании библиотечного обслуживания всех слоев населения.
В заключение хотелось бы отметить педагогическое мастерство Стаса Андреевича. Подкупала в его лекциях простота изложения материала, сопровождавшаяся оригинальными, подчас неожиданными сравнениями, обязательное иллюстрирование схемами, статистическими выкладками, непосредственное общение с аудиторией во время лекции и даже обращение с вопросами к конкретным слушателям. Лекции Стаса Андреевича можно было назвать театром одного актёра при активном участии зрителей.

Юбиляру Стасу Андреевичу Сбитневу!
Стихи, написанные к 70-летию

Во глубине сибирских руд
Знаком нам всем родной Кузбасс.
Там любят груд, героев чтут,
Один из них - могучий Стас.
Кузбасса знатный долгожитель,
На лекциях он как актёр,
Судеб студенческих вершитель,
Открывший им земной простор.
Сердец всех женских покоритель:
Их не пропустит его взор.
Биб. дел застойных возмутитель,
В новациях чуть фантазёр.
Он начал с карты «Главмехсчёта»,
Чтоб опыт был доступен всем.
На славу «Квантор» поработал.
Потом сменён был ЭВМ.
Идей научных генератор,
Стремящийся друзьям помочь.
Готов, как истый дегустатор,
Гудеть о них и день и ночь.
Прослыл меж нами неформалом,
Научной школы вожаком.
Своих учёных уж немало
Он вывел в люди как главком.
Знаком он в министерстве всем:
Идёт там словно на параде.
Подай ему то ЭВМ,
То стажировку в Ленинграде.
То конференцию задумал,
То сборник кафедры трудов.
Там говорят: «Ну что ж, ему, мол,
Не дать нельзя - уж он таков».
Да, он таков, наш милый Стас,
Таким его давно я знаю:
Огонь бойца давно погас,
Дерзаньям нет конца и краю.
И хоть сейчас закон суров, -
Себе налью вина бокал,
Скажу: «Андреич, будь здоров!
Пять грамм ещё», - как ты б сказал.
Всё стали длительней разлуки
Не потому, что юбилей:
Тебя не отпускают внуки...
Пять грамм себе ты тож налей.
Прими мои ты поздравленья,
Будь счастлив, дорогой, здоров!
Тебя расцеловать готов Дружище твой

Д. Коготков

Cтас Андреевич Сбитнев: Жизнь, отданная людям. Хроника.  Воспоминания. Исследования.-
Кемерово: Кемеровс, гос. акад. культуры и искусств, 2003. - С. 93-101.

Комментариев нет:

Отправить комментарий